Новости

Главная > Местное самоуправление > Cобытия > О военной службе, боях и товарищах участника войны Серафима Калашникова

О военной службе, боях и товарищах участника войны Серафима Калашникова

06/04/2020

НагВетеран6апреля2020

В преддверии 75-летия Победы мы публикуем воспоминания жителя Нагорного района, ветерана 1142-го стрелкового полка 340-й стрелковой дивизии Серафима Михайловича Калашникова.

— Серафим Михайлович — представитель поколения 40-х годов, тех, кто на своих плечах вынес всю тяжесть войны и победил. К великому сожалению, его уже нет с нами, как и многих других фронтовиков. Ценнее становятся воспоминания, мемуары, которые оставило поколение победителей, — отметила глава муниципального округа Нагорный Наталья Медведева.

Воспоминания публикуются без изменений, от первого лица.

«В 1940 году я окончил 363-ю московскую школу. В октябре того же года, получив повестку из военкомата, был направлен в Хабаровский край, село Князе-Волконское, где находился 4-й полк связи, готовивший связистов для частей Дальневосточного военного округа. Через полгода я был откомандирован в батальон связи 53-й авиадивизии, базировавшейся в Комсомольске-на-Амуре. 22 июня 1941 года после завтрака батальон строем направился на городской стадион, где должен был состояться футбольный матч. Но до стадиона мы не дошли — по городской радиосети передавали сообщения о нападении Германии на Советский Союз.

В июле 1942-го нам на смену прибыл новый состав военнослужащих. А мы получили направление в 6-ю отдельную лыжную бригаду, формировавшуюся близ Казани. Там прошли подготовку, получили зимнее обмундирование, маскировочные халаты, лыжи, автоматы, ручные гранаты, финские ножи. 31 декабря погрузились в эшелон, следовавший на запад, в столицу. В Москве мы остановились в районе станции Фрезер. По телефону я сообщил маме на работу, где нахожусь и что пробуду здесь несколько часов. Невероятно, но мама нашла меня, идя вдоль эшелона и спрашивая у солдат про бойца по фамилии Калашников. Пока мы разговаривали, эшелон тихо, без обычных гудков, отошел от станции. Я бросился к железнодорожникам-стрелочникам. Те посоветовали, как догнать своих — следующий эшелон с танками следовал в том же направлении. Через полтора часа мне удалось нагнать свой эшелон, заглянул в теплушку к ребятам, а там даже не хватились моего отсутствия. А все могло кончиться иначе — до штрафной роты был один шаг.

НагВетеран6апреля20202

И вот пункт назначения — станция Анна в Воронежской области. К этому времени — первые числа января 1943-го — наши войска прорвали немецкую оборону по реке Дон. Гитлеровцы отступали к Харькову, но часть из них организовала в крупных населенных пунктах довольно успешную круговую оборону. Так было и в городе Старый Оскол. Нашей 6-й отдельной лыжной бригаде была поставлена задача зайти в тыл противника, атаковать и по возможности прорваться в город. В солнечное зимнее утро последовал приказ: вперед, на Старый Оскол! Первые 300 метров прошли спокойно, а потом — шквальный пулеметный и минометный огонь. Наш ответный автоматный огонь противнику, который находился в укрытии, не нанес никакого урона. Понеся большие потери, мы отошли на исходные позиции. В этом бою был смертельно ранен помощник командира взвода связи Кужель, которого похоронили в братской могиле.

Бригада была расформирована, а ее остатки влились в состав 340-й стрелковой дивизии, которая устремилась за отступающим противником по направлению к Харькову. В начале марта 1943 года подошли к окраинам Харькова. В боях за город погиб мой друг, харьковчанин Николай Золотухин. При отражении немецкого контрудара под Харьковом мы понесли значительные потери. Наша дивизия была выведена в тыл для пополнения людским составом и материальной частью. Постоянным местом моей службы стал 1142-й стрелковый полк. Здесь пригодились мои знания радиосвязи, с того времени вместе с автоматом на спине приходилось носить радиостанцию.

Продвигаясь с боями, к октябрю 1943 года мы вышли к Днепру. Дивизия, находясь несколько севернее Киева, стала вести разведку. Мне с напарником и группой разведчиков предстояло выяснить состояние обороны немцев в этом районе. Ночью, несмотря на обстрел и осветительные ракеты, на лодке мы переплыли на правый берег и захватили пленного. Немцы вели минно-артиллерийский обстрел. Одной из мин был убит радист командира полка, комсорг роты связи Леонид Дерюгин, мне пришлось заменить его.

7 ноября 1943-го мы вышли на северную окраину Киева. За освобождение Киева нашей дивизии было присвоено наименование «Киевская». Не задерживаясь в столице Украины, мы двинулись дальше на запад в направлении города Фастова. Снова бои и снова потери. В боях за город Белая Церковь погибли командир дивизии и начальник артиллерии.

После переформирования дивизия вышла к государственной границе СССР, начались бои на территории Польши. Каждый населенный пункт приходилось брать с большим трудом. В боях на реке Стрыпа погиб еще один мой однополчанин по 6-й лыжной бригаде, радист Николай Иванов, в этом же бою был ранен командир 2-го батальона Михаил Прудникович, под руководством которого освобождали Сумы и Киев. Днем позже при артналете был тяжело ранен последний из моих однополчан-дальневосточников Василий Яковлев.

Пройдя с боями через всю Польшу, к концу 1944-го дивизия вышла к границе с Чехословакией. Бои в Чехословакии были менее ожесточенными. В первых числах мая 1945-го мы уже были недалеко от Праги. Не забыть нам того радушия и радости, с которыми встречали нас местные жители. 8 мая пришел приказ остановиться — наши моторизованные части уже вступили в столицу Чехословакии. За форсирование Днепра и освобождение Киева я был награжден орденом Красной Звезды. Медаль «За отвагу» получил за освобождение Польши, орден Славы 3-й степени — за бои в Чехословакии».

Метки: , , , ,

Выбор редактора